коллектив охотников

HUNTER.SPB

Мы не торгуем охотой - мы создаём впечатления

основан 20.03.2010

Полезная информация, литература



Плохая примета



Плохая примета Дело было под осень. Идем с Кузьмичом - старым, немало повидавшим на своем веку охотником, по лесной дороге к полю на предмет посмотреть кабанчика, и если ходит, остаться покараулить, а навстречу нам заяц. Сиганул мимо нас и дальше в лес, даже не вскинуться было. - Все, можно разворачивать, не будет охоты – произнес Кузьмич, и совершенно серьезно пошел к дому. Но я начал заунывно настаивать на продолжении нашего мероприятия, и ему ничего не осталось делать, как продолжить наш путь. Кабанчик поле посещал, но в этот вечер нас не порадовал, и мы вернулись ни с чем. В избе же за чаем, у нас завязался разговор за того зайца. - Очень плохая вещь - на тропе зайца встретить и отпустить его – пояснил Кузьмич – всегда, как зайца отпустишь, нет охоты. Всю удачу за собой уводит змей. Сколько раз уже наблюдал за этим. Всегда одно и то же: прошел заяц – все, иди домой, пусто будет. Выскочил, что хочешь делай: стреляй, дави, но не отпускай. Упустил. Все, иди домой. Я, со своей стороны, пытался убедить, что все это ерунда, дело случая, предрассудки и прочее. Разумеется не убедил, и так не на чем мы и остановились. Правда, припоминая наши прошлые охоты, невольно поймал себя на том, что действительно, в тех случаях, когда я видел перебегавших мне зайцев - охоты у меня были пустые, но зацикливаться на этом не стал. И вскоре об этой истории забыл. И вот на другой год, летом, поехали мы с группой товарищей на охоту в Беларусию, которая славится обилием зверя, за трофеями. Цель моего путешествия был козел европейской косули, и как попутный вид дичи рассматривали кабанчика на мясо. Все вроде обыденно, стандартно, привычно. Ехали уже не первый раз, представление имели. И вот, уже сидя с егерем в УАЗике, на нашем пути между двух полей на грунтовке сидят аж четыре зайца сразу, и, подпустив машину метров на двадцать, срываются с места, перебегают нам дорогу и уходят в поле. Егерь на них кричит, у него восторг, а я возьми да и вспомни прошлогоднюю историю. - Ерунда все это – сказал мне он на мой рассказ – у нас этих зайцев море, где нибудь все равно встретится. - Давай посмотрим – сказал я – что дальше будет. Вечер мы просидели впустую - ожидаемый нами козел не появился, хотя до этого его наблюдали там каждый день. - Похоже прав был Кузьмич – задумался я. - Ерунда – повторился егерь – поедем пока кабана стрельнем, а утром, если сюда не придет, на другое поле съездим, там тоже два хороших ходят. Ночью в ночник козла не определить. Поехали на кукурузное поле, которое каждую ночь, посещает стадо в несколько десятков голов. И действительно, около двух ночи я разглядел в прибор ночного видения движение на поле, в метрах пятистах от дороги, на которой мы стояли. - Да – подумал я вслух – не прав ты Кузьмич, предрассудки все это, вон их сколько вывалило. Определив ветер, мы обошли поле так, что бы ветер был нам в лицо. Я, сняв сапоги и натянув на ноги шерстяные чуни, что бы не «подшуметь», как учили, «глухариным шагом», начал свой подход к жертве. Егерь остался на дороге и наблюдал за мной в бинокль. Я же, положил приклад на плечё так, чтобы окуляр ночника был у глаза, но весь вес ружья приходился на плечо, и оно не оттягивало мне руки, начал по шажку приближаться к стаду. Кукуруза была еще небольшой - побеги еле доставали мне щиколотки. Идти было мягко, и очень хорошо все видно. Так, сделав пару-тройку шагов, я замирал и рассматривал поведение животных. Все нормально - делал еще несколько шагов. Если кто то поднимал рыло, я замирал и стоял, не шевелясь, пока зверь снова не примется за кормежку. Таким образом, я подошел очень близко к стаду и уже различал их силуэты не вооруженным глазом. Я уже начал отыскивать «прибылого», как вдруг сбоку от меня раздалось хрюканье. Я замер. В пятидесяти метрах мимо меня к стаду подходило еще голов десять. Они бесцеремонно проследовали мимо меня, подошли к основной группе, похрюкали. В ответ им тоже раздалось хрюканье. Через минуту они все уткнулись рылами в землю. Я же, после всей этой дислокации, оказался среди стада. Ближайший поросенок оказался от меня не более чем в пятнадцати метрах, и на любое мое движение была бы мгновенная реакция. Так мне пришлось простоять не шевелясь, телеграфным столбом, какое то время, пока поросята не отдалились от меня и не повернулись ко мне спиной. Жертву за это время я выбрал, и как только выпал удобный момент, я плавно передвинул ружье с плеча, вложился, подвел перекрестие прицела за лопатку «прибылому» и плавно нажав на спуск, сделал два шага вбок, как учили. Я не смотрел в ту сторону куда стрелял, даже не стал перезаряжать ружье. Я слышал, как все стадо локомотивом рвануло с места, как свинья рычала собирая поросят в кучу, даже видел как они друг за дружкой рванули не далеко от меня в сторону дороги, где за всем этим наблюдал егерь. Меня это уже не интересовало. Я четко знал, что мой поросенок лежит на своем месте. В моей голове была уже другая мысль - мысль, что зайцы здесь не причем. Весь мой подход, как оказалось, занял больше часа. Егерь устал меня ждать, но был очень восхищен тем, что я подошел так близко. В его практике это было в первый раз, все всегда стреляли, не подойдя и на сто метров. В моей практике это тоже было в первый раз, но я не стал ему говорить об этом, а задрав нос, сделал вид, что у меня это обыденная тема. На этой волне, перебрасываясь фразами, пока он подошел ко мне, мы и пошли «забирать мясо». Осветив место моей стрельбы фонарем, «мяса» мы не увидели. Пошарив вокруг, мы также не обнаружили признаков добычи - кабанчика нигде не было. Все было перепахано, вытоптано, следов крови найти на земле не удалось. И пройдя по пути убегавшего стада, мы тоже ничего не обнаружили. - Ты наверно из-за того, что очень близко подошел, «обнизил» – сделал умозаключение егерь, и поиск зверя прекратил. Мы поехали на другое поле за козлом, так как уже занимался рассвет. По дороге, в рапсовом поле, мы увидели спины торчащих кабанов метрах в ста. Я, не подходя, прямо с дороги выстрелил по одному из них, прицелившись в то же место - под лопатку. Опять та же картина. Что-то похрипело. Все разбежалось, но мы, ни чего не нашли. Время уже поджимало, и тратить его на поиски мы не могли. К тому же, егерь был уверен в моих промахах, в кои я и сам начал верить. И мысль, что Кузьмич не так уж и не прав, стала въедаться глубже в мое подсознание. Приехав на нужное нам поле, я по совету егеря, зарядил свою «комбинашку» картечью и пулей. Выйдя на поле, тут же мы увидели летящего мимо нас козла. Я даже не успел его толком разглядеть. Прошли еще несколько шагов. Мимо нас на всем скаку летел второй козлик. В момент, когда он был напротив нас, егерь свистнул, и козлик мгновенно замер, повернувшись в нашу сторону. Из травы была видна только головка с большими ушами и огромными, как мне показалось, глазами. За всем этим я не успел разглядеть рожек, какие они. Что-то росло над головой между ушами, но что было не понятно, уши отвлекали. Это противостояние продолжилось не больше секунды-двух. Для меня это было так неожиданно, ведь до этого я косули не видел, и представлял ее несколько больше. От увиденного я оцепенел. В мою голову методично шли звуки, посылаемые егерем: картечью, картечью, картечью. Я включился, вскинул ружье и выстрелил, не целясь, картечью, что называется в туда. Козлик преспокойно продолжил свой путь. Я остался наблюдать за его бегством. Разумеется, я промазал. Это был третий, завершающий этап моего позора. Опустив нос как можно ниже, я попросился на базу. Товарищи мои приехали с добычей, и зайцев они перед охотой не видели. Я впал в депрессию, с вытекающим из нее двухдневным запоем. Ребята, конечно, успокаивали, поддерживали. Ссылались на усталость, на патроны, на оптику, но эти чертовы зайцы не выходили из моей головы. Два дня на охоту я не выходил. И вот в вечер перед нашим отъездом, проспавшись, я попросил егеря отвезти меня на прикормочную площадку. Подойдя к поляне еще по-светлу, мы увидели мирно пасущихся кабанов, голов десять. Недолго собираясь, я скинул сапоги, против ветра подошел к опушке лесом на пятьдесят метров от кабанов. Выбрал жертву, нацелил как всегда и выстрелил. Кабанчик, метнувшись с места и пробежав вдоль опушки метров пятьдесят, лег и «приготовился к разделке». Это несколько реабилитировало меня в глазах егеря, да и мне принесло немного жизни. Я решил еще подождать, и через пару часов, под сумерки пришло еще стадо. Мы сидели на вышке, и особые манипуляции были не нужны. Я выбрал «перезимка» и выстрелил в привычное место. На этот раз поляна оказалась пуста. Но я уже решил, что буду искать до последнего, если что поедем за собакой. Но этого не потребовалось. Через несколько метров трава дала кровавый след, а через сто метров мы нашли «дошедшего» зверя. В обоих случаях пули легли туда, куда их послали. Что произошло за два дня до этого, остается только гадать. К сожалению, козла я в этот вечер не увидел - видать не судьба. Не знаю, что на самом деле явилось причиной моего позора в той охоте. Но теперь я совершенно согласен с Кузьмичом - если перед охотой, попав на зайца, он от меня уходит, охоту прекращаю. Пусть моя удача в этот день с ним побегает, я ее дома подожду. 26 июня 2013 г. Роман Антонов Рассказ опубликован в Русском охотничьем журнале № 11 за 2013 год http://huntandfish.ru/magazine/2013/11_noyabr_2013/